Mon09012014

Last update06:54:45 AM GMT

Диссидентство

Автор:  Дмитрий Маслаков
Оценить
(3 голоса)

Вот  несколько историй о том, как я плевал на Ленина и чуть не стал диссидентом:

История 1. Я учился кажется в 7 классе и было это в 1980 году. В нашей школе на втором этаже  был большой вестибюль, который  почему-то назывался ленинским залом. Вестибюль - это понятно: в нём на переменах бесились, бегали и испытывали свой вестибулярный аппарат около сотни школьников.  В ленинским он назывался потому, что в нём проводились всякого рода построения пионерской и комсомольской дружин, занятия строевой  на  уроках по начально-военной подготовке. Там же вдоль стен были развешены книжные  полки, на которых красовались лучшие поделки школьников (из пластилина, шишек, бумаги), а также рисунки и прочая мура.

На одной из полок стоял выжженный на фанерке А4-формата профиль вождя. Вроде бы как портрет. И вот мы с моим одноклассником Олегом Якименко  начали исподтишка в него плевать - сначала потихоньку, чтобы плевки были еле-заметными маленькими капельками. Я уже не помню, кто первый начал и зачем. Тем более тогда я не читал Солженицына и не имел к Ленину никаких счётов. Видимо это был знак протеста против всеобщего преклонения и несогласие с культом. Во всяком случае, на нас никто не обращал внимания и мы начали как-бы соревноваться - кто точнее и с более дальнего расстояния попадёт в "яблочко". Мы уже не плевались, а харкались примерно с  трёх метров. И в один прекрасный момент, когда мой харчёк лёг точно в глаз вождю мирового пролетариата, я услышал сзади вопль.

Это чуть инфаркт не хватил учительницу младших классов. От возмущения она чуть не потеряла сознание. Но тем не менее успела схватить меня за шиворот, в другую схватила заплёванного вождя и потащила меня в учительскую  - это был ближайший оплот дисциплины и порядка. Я  весил тогда не более 45-48 кг и как не брыкался не мог вырваться из цепких лап пролетарсой инквизиции. Но я, хоть и дурак, что попался, сообразил, что улик оставлять нельзя и теранул рукавом по профилю человечнейшего из всех людей.  Все слюни остались на моём рукаве, а тётка так возмутилась моей вероломности, что ослабила пролетарскую бдительность и я вырвался. Прозвенел звонок и я убежал на урок русской литературы на 4 этаж.

Примерно через 15 минут урока в класс без стука зашла завуч, та самая училка и ещё кто-то из учителей. Все  молча  встали и я попытался запрятаться за фигуры одноклассников. Но  зыркастая  тётка, лицо которой напоминало воздушный шарик, надутый праведным гневом, по которому проехал танк, искорёжив его беспримерным страданием. Она увидела меня и заорала блажено "Это он!!!" Указывая на меня пальцем, она рванулась ко мне и вцепилась мне в пиджак. Её еле от меня   оторвали.   Все  одноклассники  смотрели  на  эту  картину  как заворожённые.  Наконец  меня  повели к директору. При этом человека три держали  меня за руки, чтобы я не убежал. Но я и не собирался. Я думал не пойти на урок 15-ю минутами ранее, но тогда меня бы точно вычислили и могли ешё и в милицию позвонить. Тогда бы меня ждала колония для малолетних  преступников. Поэтому, раз уж влип, я решил идти навстречу неприятностям,  а не бегать от них.

Да, Олега она тоже узнала. Так что мы были арестованы вместе. В дверях в директорскую приёмную я буркнул ему:  "Ты  ничего  не  видел".  Директора не месте не оказалось. И нас поволокли  к завучу и допрашивали по очереди два раза. Олег ничего не видел, а я тупо молчал. Мне велели отправляться за родителями. И это дало мне время обдумать моё положение.

Родители были в шоке и приготовились к самому худшему. Скорее всего им на работу напишут из школы письмо. Копия  пойдёт в КГБ. Затем меня должны исключить из комсомола. Копия протокола должна была быть отправлена в райком ВЛКСМ. Родителей уволят с работы предварительно расчихвостив и запятнав на общем собрании института (у каждого свой). Пятно на школу, позор на район и город, а возможно и на областном уровне будет обсуждаться и будут приниматься решения по повсеместному и беспощадному искоренению.

В общем, когда я притащил родителей в школу (уроки давно закончились), директор уже приехал, главная свидетельница с гипертоническим кризом была увезена скорой и к моему  счастью не появлялась в школе как минимум  недели две. В общем на консилиуме по освидетельствованию умалишенного (т.е. меня) я рассказал сочинённую по дороге историю, что мы с Якименко  баловались,  боролись.  Я обхватил его сзади, а он, пытаясь  вырваться, наклонил голову назад так, что его волосы (грязные и жирные) попали мне в рот. Мне стало противно и я решил сплюнуть. Но чтобы  не плевать прямо на Якименко, в момент плевка повернул голову в сторону. И к моему ужасу маленькая капелька попала на дощечку (а не на портрет, как доказывала училка), на которой горячо любимый профиль. Родители плакали в кабинете директора...

Уже дома мать упрекала отца, что это его антисоветские разговоры привели нас к такому результату... На следующий день я весь наглаженный и причесанный пошел в школу. Там со мной никто не  разговаривал, смотрели на меня, как на прокажённого. Вместо  первого  урока  провели  комсомольское  собрание, на котором я рассказал  свою версию пришедшего. Кто-то предлагал исключить меня из комсомола, но сделать это могла только школьная организация в лице школьного комитета комсомола.

Вечером, после занятий, я пошел на комитет. Прибыл второй секретарь комитета комсомола района. Там присутствовали незнакомые мне люди, если не считать секретаря классного комитета. Меня встретили, как врага советской власти и предложили объяснить, как я стал врагом и почему я так не люблю Ленина, что плюнул на его портрет.  Я поднял честные глаза и прямо глядя на заседавших с пафосом ответил  вопросом на вопрос: "Неужели вы могли подумать, что советский школьник способен плюнуть на портрет Владимира Ильича Ленина, горячо любимого вождя всего мирового  пролетариата?". Я услышал вздох облегчения. Ведь если удастся найти любое благовидное объяснение этого чудовищного недоразумения, то не будет пятна на школу, моего исключения и многочисленных выговоров и взысканий всем, вплоть до райкома и горкома. И я с впервые пробудившимся во мне цинизмом кинул им этот спасительный круг.

Так дело и обстряпали. Вышло так, что я не плевал на портрет (умышленное действие), а случайно попал на дощечку из-за своего бесконтрольного баловства и неорганизованности. И именно за  своё баловство в ленинском зале и недостойное поведение я получил строгий выговор с занесением в учетную комсомольскую карточку. На всякий случай выговоры влепили ещё нескольким моим "товарищам". Но по халатности в карточку забыли его занести, иначе бы в университет я не поступил.

Постепенно стена отчуждения класса растаяла и через каких-нибудь пару месяцев всё шло как и раньше: ведь всё случившееся - просто обычное недоразумение. А если бы не я - полетели бы головы и не был бы сейчас бывший комсомолец Тигипко вице-премьером и не написал бы целый ряд антинародных законов - Налогового кодекса, Жилищного кодекса и прочей пакости.

История 2.
Через два года мне влепили ещё один строгач (и тоже забыли внести в учётную карточку). У нас был ленинский зачёт - это когда  рассказываешь  всем историю комсомола, за что какие ордена, или ещё что-то особенное,  что поручат изучить и рассказать, к примеру истории комсомольцев-героев.  На этот раз нужно помимо всего прочего
знать фамилии партийных и комсомольских лидеров ЦК, республики, области, города, района и школы. Естественно, я знал большую часть всех фамилий, но на уровне  района и города - не все. И на вопрос, почему я не знаю (опять  присутствовал 2-й секретарь райкома комсомола), я вместо того, чтобы тупо промолчать или сказать, что я учил,  но  от волнения не могу вспомнить, я как идиот заявил нечто вроде:  "А зачем нужно механическое заучивание фамилий  мелких политических деятелей?" (меня же учили всегда говорить правду?) У Ник-Ника (2-го сека) глаза вылезли из орбит: "Это  первый  секретарь райкома Козлов - мелкий политический деятель?" (смех в классе)... "Это первый секретарь горкома комсомола Тигипко - мелкий политический деятель?" Как ни странно на этот раз мне хоть и влепили строгач, в классе меня стали уважать больше - ведь все втайне считали также, как и я. Плюс ко всему мне пришлось выучить всю историю комсомола, историю получения орденов, фамилии мелких политических деятелей, фамилии лидеров партии в странах, где есть соц.партии и кучу подобной белиберды. На парад смертей Брежнева, Черненко и маразматические новшества Андропова мы смотрели тогда, как на театр абсурда.

История 3. После окончания универа я взял открепление от работы в школе  в г.Марганец (поскольку они не смогли предоставить мне обещанную комнату в общежитии) и столкнулся с проблемой трудоустройства без направления. Предложили продаться в комсомол (за комнату в общежитии) и стать освобождённым секретарём комитета комсомола Приднепровского энергостроительного техникума.

Я проработал там восемь месяцев и, между прочим, горжусь тем, что я сделал: провёл два вечера художественной самодеятельности, к  которым сам писал сценарии, организовал Оперативный комсомольский отряд и секцию боевых единоборств для него, дежурства дружинников и оперативников в общежитии, в окна которого ломились по ночам местные бандюки. Организовал работу вокально-инструментального ансамбля, работу видеосалона. Организовал выезд на заработки сформированного мной стройотряда. Но... я не проводил собрания. По уставу положено в каждой группе (а их в техникуме было 36) проводить собрание не реже раза в месяц, т.е. реально отбросив выходные и праздники, должно было проходить по 2 собрания в день. Зачем - я не понимал. Да и физически это было сделать крайне трудно, потому что нужно было выполнять план по приёму в комсомол и заполнять всякие отчётности. Чем там пудрить мозги людям, я не знал. И это было предлогом для моего увольнения. К тому же я потерял печать для учёта комсомольских взносов.

Истинной причиной была зависть. Уже два месяца я замещал преподавателя физики и получал как преподаватель около 130 рублей,  плюс  свои  140  райкомовских  + 110 за работу в видеосалоне. Итого 380  рублей  -  больше чем директор техникума. Вскоре  меня пригласили на партком и объявили, что я прививаю молодёжи культ насилия. Председатель партбюро посчитал, что в фильме "Коммандо"  со Шварценеггером в главной роли, тот убил более 43 человек, а я показываю это юношам и девушкам. Я сказал, что это лучше, чем порнография в "Маленькой  Вере", в нашем советском кинопрокате и что фильм на самом деле учит, как постоять за себя и развиваться физически...  бла-бла-бла. Но парторг ответил, что советскому человеку не нужно стоять за себя: о нём заботится наше советское государство, и написал телегу в райком, где лежала моя трудовая книга.

Те обязаны были отреагировать и начали копать - искать недочеты в моей работе и наконец нашли - собрания. Мне объявили очередной  выговор и предложили написать заявление. А через два или три месяца комсомол приказал долго жить. Я с лёгкостью порвал свой  комсомольский билет, а кусочки выбросил с балкона с 7-го этажа - пусть люди смотрят. Вот так я развалил комсомол.

Через много лет я работал вместе с сыном директора того самого техникума - тот передавал мне большой привет и заверения в глубоком и искреннем уважении, а с мнением парткома ему пришлось соглашаться, потому-что и его бы не пощадили в случае его заступничества.

Похожие материалы (по тегам)

Еще в этой категории: « Сборы Спасение »

2 комментарии

  • Ссылка на комментарий БОРИС 02.12.2011 21:05 Написал: БОРИС

    Дима. Прочитали твои "истории Дмитрия". Должен заметить, что не каждый может о незначительных случаях из жизни ТАК ИНТЕРЕСНО НАПИСАТЬ. ПОЗДРАВЛЯЮ. Мне понравилось. И стихи тоже. Но проза особенно. В стихах чувствуется некоторая неуверенность, не сделать себя. Может ты думаеш. , будто нерационально использовал молодые годы жизни. Это неправда. РАДУЙСЯ, ПОКА МОЛОД КРАСИВ....И БУТЫЛКА РОМА. Ведь мог и не родиться. Уже по этому поводу можно каждый день радоваться и выпивать. (Я ШУЧУ). Кстати, можно ничего не оставить после себя и быть всю жизнь счастливым. А я считаю, что у тебя все в порядке, что твоя жизнь интересна, сплошное приключение. И ГЛАВНОЕ - У ТЕБЯ ЕСТЬ ТАЛАНТ и УСЕРДИЕ, ЖЕЛАНИЕ. ПРОДВИНУТЬСЯ. И ЕЩЕ - ТЫ НИКОМУ НЕ ОБЯЗАН, ТЫ НАСТОЯЩИЙ.

  • Ссылка на комментарий Игорь Губерман 11.07.2011 11:02 Написал: Игорь Губерман

    В любви и смерти находя
    Неисчерпаемую тему,
    Я не плевал в портрет вождя,
    Поскольку клал на всю систему.

Написать комментарий

Поля, помеченные звёздочками (*) обязательны для заполнения.